Закат махновского движения

В июле 1934 года в парижской больнице умер Нестор Махно. В своё время заступничество царской семьи позволило сохранить ему жизнь. Последующее отбывание наказания в Бутырской тюрьме в одной камере с политическими заключёнными дало этой яркой личности прекрасное, хотя и неформальное, образование.

Можно много говорить о Махно: народный полководец из Гуляй-Поля – тема неисчерпаемая. Однако хотелось бы остановиться на малоизвестных страницах: например, всего несколько лет назад исследователям удалось установить, что рассказ знаменитого писателя Михаила Шолохова о его встрече в станице Вёшенской с Нестором Ивановичем – не выдумка, а действительно имевшая место история. Рейд, предпринятый Махно на Дон, стал своего рода «залпом отчаяния» для некогда могучей крестьянской армии.

Мрачные прогнозы Белаша

Долгое время единственным свидетельством о походе Махно на Дон был скупой абзац в воспоминаниях его соратника Петра Аршинова: «Я лично с группами Забудько и Петренко сделал рейс до Волги, обогнул весь Дон… после этого мною был выделен отряд из сибиряков под командой товарища Глазунова, который был всем хорошо снабжён и направлен в Сибирь. В первых числах августа 1921 года по большевистским газетам мы читали об этом отряде, что он появился в Самарской губернии. Больше о нём не слыхали». Мемуары не пользуются репутацией абсолютно достоверного источника, так как пишутся по памяти спустя много лет после описываемых событий, поэтому нуждаются в подкреплении дополнительными свидетельствами. И только обнаружение в фондах Российского государственного военного архива (не путать с Центральным архивом Минобороны РФ в Подольске!) соответствующих документов дало новое дыхание изучению донского похода Махно.

Что же заставило Нестора Ивановича предпринять столь смелый рейд в совершенно новые и для него, и для его армии, места? Ликвидация последних очагов Белого движения в Крыму и Причерноморье сделала ненужными большинство крупных воинских соединений на Украине. На базе основной части из них создали Украинскую советскую трудовую армию, которой было поручено восстановление стратегических отраслей промышленности. Ещё несколько дивизий и бригад переподчинили ВЧК, а остальные – передислоцировали на другие направления. Революционная повстанческая армия Украины (РПАУ), которой командовал Махно, получила распоряжение отправиться из Крыма на Кавказ. Однако махновцы подчиняться этому приказу не захотели: РПАУ по своей сути так и осталась иррегулярной армией партизанского типа, в которой царили дух запорожской вольницы и хуторянские настроения. Разоружаться махновцы тоже отказались: отряды РПАУ прорвали окружение под Чонгаром и несколько месяцев уходили от преследования частями РККА по территории Украины. Тогда же, видимо, у Махно и родился план идти на Дон с целью получить поддержку у казаков, недовольных продразвёрсткой: он питал иллюзии, что на новом месте его армия пополнится и свежими ресурсами, и военными специалистами.

Первые упоминания о махновских отрядах в Донских степях датируются концом марта 1921 года, когда отряд под командованием сподвижника Махно Виктора Белаша появился в Хомутовке и Грузском Еланчике (ныне — окрестности Новоазовска), где были изрублены советские работники. Спустя три недели 22 апреля в количестве ста пятидесяти сабель и двадцати тачанок Белаш совершил разведывательный рейд в район Матвеева Кургана.

Здесь стоит сделать небольшое отступление и рассказать о том, кто такой Виктор Белаш. Этот удивительный человек, уроженец села Новоспасовка Таврической губернии (ныне – посёлок Осипенко Бердянского района) был давним другом Нестора Махно. Во время революции он стал правой рукой своего товарища, командовал бригадой, а после — возглавил штаб РПАУ. Пётр Аршинов о нём вспоминает так: «Великолепный военный стратег, разрабатывавший все планы движения армии и за них отвечавший… за участие в махновском движении деникинцы убили его отца, деда, двух братьев и сожгли всё хозяйство».

6755 21.02.1919 Нестор Иванович Махно (в центре) со своим штабом. РИА Новости/РИА Новости

Детальное ознакомление с ситуацией под Таганрогом заставило Белаша пересмотреть прежние планы: он понял, что надежды найти поддержку у казачества лишены оснований. Однако Махно не пожелал прислушаться к мнению своего соратника, что и послужило причиной разрыва между ними. Впоследствии отряд Белаша, ставший самостоятельной единицей, насчитывавшей до сотни сабель, достаточно успешно действовал в Придонцовье между Луганском и узловой станцией Лихая, потом перебазировался под Мариуполь, где самораспустился. Одним из факторов неуловимости этого формирования было использование Белашом в целях разведки исключительно женщин.

О дальнейшей судьбе этого человека Пётр Аршинов сообщает, что в том же году Виктор Белаш был пленён большевиками и расстрелян в возрасте 26 лет. Это не так: осенью 1921 года Белаш уехал на Северный Кавказ, где получил ранение в перестрелке с чекистами, был вынужден сдаться, дал признательные показания и отделался условным приговором. Позднее — работал на ответственных должностях в правлении треста «Югосталь», всё это время продолжал заниматься анархистской деятельностью, за что имел массу неприятностей, включая несколько арестов и даже высылку в Ташкент. Закономерным финалом для Белаша стал бурный водоворот Великой чистки, из которого выбраться ему было не суждено.

Манёвр и внезапность

Рейд Махно на восток начался 14 июля 1921 года, когда его передовой  отряд численностью в полторы сотни сабель прошёл через станцию Кутейниково в сторону станицы Большой Мешковской. В донесении упоминается, что «отряд деморализован и утомлён беспрерывными боями». В ответ на это командование Северокавказского военного округа (СКВО) перебросило кавалерийский полк в район станицы Гундоровской и Каменска (ныне города Донецк и Каменск-Шахтинский Ростовской области), где имелись удобные броды через Северский Донец, а также направило бронепоезд на участок Каменская – Зверево и бронедрезину на участок Ровеньки – Замчалово с целью перехвата отрядов Махно. Далеко не все знают, что пересечение железнодорожной линии для крупного воинского соединения – не менее сложная операция, чем форсирование реки: количество переездов ограничено, их легко контролировать, а колонна на марше да ещё и в такой узкой горловине – хорошая цель для нанесения удара.

18 июля в штаб СКВО поступило сообщение о том, что на участке Нагольная – Павловка – Криничная (окрестности посёлка Бирюково Свердловского района ЛНР) обнаружены силы РПАУ численностью семьсот сабель, сто тачанок, двадцать пулемётов и бронеавтомобиль. В ответ командование округа выдвигает из Новочеркасска на Александровск-Грушевский (ныне — город Шахты Ростовской области) кавалерийский дивизион. В тот же день произошло столкновение махновского отряда численностью до двухсот пятидесяти сабель и пяти тачанок с украинскими частями Красной Армии в балке Дуванной (ныне – между Краснодоном и Суходольском в ЛНР). Не выдержав боя, махновцы поспешили переправиться через Донец.

Утром 19 июля на помощь имеющимся силам РККА в район сёл Верхне-Дуванное и Медвежанка (современная граница Свердловского и Краснодонского районов ЛНР) был направлен кавалерийский полк, однако задержался в пути по причине усталости личного состава и опоздал. В шесть вечера того же дня поступило известие о том, что ещё один отряд махновцев численностью триста сабель и двадцать тачанок форсировал Северский Донец возле хутора Уляшкин.

Обстановка сложилась угрожающая: стало понятно, что возможность остановить и рассеять силы Махно до переправы была упущена. Теперь же РПАУ оказалась на территории западной части нынешнего Тарасовского района Ростовской области, где население её поддерживало, а значит – могло обеспечить лошадьми, продовольствием и фуражом. На левобережье Северского Донца выдвинулись штаб и два пехотных полка 2-й Донской дивизии, однако Махно к этому времени передислоцировался на Грачинские хутора.

20 июля, преследуемые красной кавалерией, махновцы ворвались в хутор Чеботовский, где изрубили трёх продработников, четырёх милиционеров и одного партактивиста, а на следующий день ушли на хутор Ушаков.

22 июля состоялся бой в долине реки Деркул у хутора Машлыкино (ныне в Миллеровском районе Ростовской области на границе с оккупированной бандеровцами частью ЛНР). Вот что пишет об этом сражении начальник штаба 2-й Донской дивизии Сперанский в своём донесении: «…эскадроны собрались и снова перешли в атаку. Кавалеристы и бандиты несутся друг другу навстречу и сблизившись, остановились друг против друга стеною. В этот момент и та, и другая сторона чувствовали себя равными и не решались перейти в решительную схватку: наши эскадроны на измученных пятидневным переходом конях, но имели где-то вблизи резервы, бандиты же не имели резервов, но конский состав был почти свежий. Страшен человек решившийся умереть. Воодушевлённые своим руководством бандиты бросились в атаку. Наш единственный пулемёт из-за задержки замолчал… эскадроны начали медленно отходить».

Но отступление красных эскадронов махновцы сочли за военную хитрость и не решились на окружение. К вечеру они добрались до села Стрельцовки, где ночевали на площади не расходясь по домам. Рано утром 23 июля двинулись вдоль реки Камышная и вечером того же числа успели перейти железную дорогу Воронеж — Ростов у станции Зориновка до прибытия красноармейского бронепоезда.

Агония

Далее части под командованием Махно двинулись на восток, 26 июля форсировали Дон и 29 июля достигли окрестностей станицы Вёшенской, на которую совершили налёт утром следующего дня. Тогда же и произошла та самая встреча Шолохова с Махно, о которой уже упоминалось в начале нашего повествования. Отметим, что знаменитый писатель любил рассказывать этот случай из своей жизни: бойцы продотряда, в котором он служил, попали в плен и были отведены на допрос к самому Нестору Ивановичу, славившемуся весьма крутым нравом. Продотрядовцы уже приготовились к самому худшему, однако батька, находившийся в расстроенных чувствах, внезапно велел освободить задержанных, сказав им напоследок: «Вспоминайте меня добрым словом…» Каждый раз в такие минуты окружающие считали, что Шолохов по памяти читает им отрывок из своей новой повести, что для литераторов не редкость.

А причиной расстроенных чувств у Махно стало то, что начали сбываться мрачные прогнозы Белаша. Махно шёл на Дон за поддержкой, но не ожидал насыщенности местного повстанческого движения против политики военного коммунизма. РПАУ понесла потери, но ресурсов для их восполнения поход на Дон не дал. Моральное состояние некогда мощной, но уставшей и потрёпанной в боях крестьянской армии стало падать, а для казаков Махно оказался чужим. Несолоно хлебавши он отдал приказ об отступлении, и 31 июля его отряды обратно переправились через Дон у станицы Казанская.

Отступление с каждым часом больше напоминало бегство. Некогда грозная военная сила утратила в значительной мере не только боеспособность, но и моральный облик: в донесениях этого периода упоминаются многочисленные факты устраиваемых махновцами грабежей и изнасилований. Например, на рассвете 2 августа один из отрядов Махно ворвался на хутор Ольховчик (ныне в Чертковском районе Ростовской области). В документах сообщается, что махновцы изрубили милиционеров, изнасиловали десять женщин, забрали ячмень и ушли.

В ночь на 3 августа 1921 года уцелевшие части РПАУ пересекли железную дорогу у разъезда Маньково и рано утром пришли в слободу Великоцкое, после чего направились к Стрельцовскому конному заводу (ныне – заповедник «Стрельцовская степь» в Меловском районе оккупированной части ЛНР) для замены уставших лошадей на свежих. Там их настигли красноармейские эскадроны.

Последующие два дня махновцы совместно с примкнувшим к ним отрядом Сычёва вели арьергардные бои под Старобельском. Оставалось всего три с половиной недели до того момента, как Нестор Махно вместе с уцелевшими соратниками пересечёт Днестр чтобы навсегда уйти на чужбину…

Александр ДМИТРИЕВСКИЙ

______________________________________________________________________

Присоединяйтесь к МИА Новороссия в Facebook, ВКонтакте, Twitter, Google+, Одноклассники, Feedly и через RSS, чтобы быть в курсе последних новостей.

______________________________________________________________________
Дорогие друзья!

Если вы хотите поддержать коллектив Молодежного Информационного Агентства «НОВОРОССИЯ», просьба отправлять переводы на Яндекс-Кошелек: 410014056051536

Мы благодарим Вас за проявленный интерес и Вашу поддержку!
______________________________________________________________________
comments powered by HyperComments