ЦЕНА ПРОИГРАННЫХ ПРЕСТОЛОВ

«Именно сейчас. Именно здесь.

Джейме опустился на колени, увлекая сестру за собой, ни на мгновение не ослабляя хватку, чтобы не вздумала сопротивляться.

 — Довольно притворяться, Серсея. Ты сама столько раз говорила, как тебе не хватало меня. Я здесь, я рядом — не этого ли ты хотела?

Несколько свечей, расставленных кругом величественно лежащего на постаменте принца, рассыпались по полу и погасли. Она всегда просила его прекратить, а он не слушал.

— Я хочу, — Джейме стиснул зубы, рванул платье у нее на груди, не утруждая себя борьбой с бесчисленными тесемками…

Ее бледная кожа расцветала алыми пятнами там, где он касался губами ее тела».

Не это ли она любила в нём больше всего?

Так в «Песне Льда и Пламени», по которой снят культовый сериал любителей фэнтези «Игра престолов», описана сцена полового акта сестры и брата у смертного ложа их сына-короля. Отметим сразу, что по уровню художественности книга полностью проигрывает сериалу – только экранизация оправдывает красочные томики, — быть может, единственные прочитанные книги за всю жизнь фанатов сериала.

Из приведенного отрывка мною выброшена риторика: «Она даже может рассказать кому угодно, что родной брат обезумел и взял ее силой — однако не это ли она любила в нем больше всего?», банальщина: «прекрасного в своей торжественной скорби» и откровенное литературное фиаско: «Тем более, что, кажется, сестра и не особенно сопротивлялась, так, больше для вида». И поверьте, дело не в плохом переводе.

Однако на экранах эта смесь «Пятидесяти оттенков серого», «Ходячих мертвецов» и фишек толкинизма, оказалась вполне востребованной. Актёры отработали на «ура», королева Великобритании, побывавшая на съёмках культового телесериала, должна чувствовать себя удовлетворённой.

Честно говоря, шоу «Игра престолов» — действительно очень удачное, качественное. Хвалебные рецензии читатель найдёт легко, потому остановимся на некоторых нюансах, которые далеко не всегда озвучивают.

Грим трупа

Прежде всего, хотелось бы уточнить, что такое фэнтези по своей сути. С нашей точки зрения, это не жанр, а поджанр фантастики, который появился с культовыми «сказками» Толкиена. «Сказки» говорим условно, так как литературная сказка является дидактическим произведением, основанным на фольклорных сюжетах. Например, в своё время братья Гримм, создавшие знаменитые сказки, выполняли важнейший госзаказ, создавая мифологическую основу немецкого культурного поля эпохи Романтизма.

Кстати, о Романтизме. Как я уже писал, появление, например, детективного жанра – это десакрализация Романтизма. Это ликвидация тайны, мистерии Романтизма. Мир перестаёт быть таинственным. Тайна Романтизма превращается в загадку для детектива. Волшебства больше нет. Красота возлюбленной романтического героя оказывается ложью. Используя образы Александра Блока, можно сказать, что нет больше Прекрасной Дамы – есть только труп Незнакомки.

Что касается фантастики в целом и фэнтези в частности, то этот жанр и, соответственно, поджанр, имеют ту же природу – это «детектив наоборот», т.е. неудачная попытка сделать мир, лишённый волшебства, снова волшебным. Но волшебство фантастики – это постромантическоепсевдоволшебство, не красота — а грим трупа.

Без Божества, без вдохновенья

Немного о том, чего в «Игре престолов», да и практически во всех остальных фэнтезийных произведениях, нет. Это христианство.  Быть может, такой подход являлся бы абсолютно правильным и даже в некоторой степени этичным – сакральные темы лучше не трогать авторам, чтобы не исказить их в преломлении художественного пространства. Если бы не одно «но».

В «Игре престолов» поступки всех героев поясняются отношением к рыцарской чести (или потерей таковой, её отсутствием у героя и т.д.). А что такое рыцарская честь? Кто такой рыцарь? – это дворянский титул Средних веков, а посвящение в рыцарство было приурочено исключительно к христианским праздникам — Пасхи, Рождества, Вознесения, Пятидесятницы. Рыцарство – это изначально военное монашество, образец христианства.

Таким образом, становится абсолютно непонятно, почему герои в мире, лишённом христианства, совершают поступки, связанные с христианской этикой. Почему короли и «миряне» (такого понятия тоже нет в мире, куда не приходил Христос) должны вообще трепетать перед абстрактными оккультными принципами Его Воробейшества? Зачем рыцари сражаются на турнирах, преклоняясь перед образом Прекрасной Дамы (образ, который появился исключительно с христианством, в язычестве чистый женский образ был невозможен, женский культ был сугубо плотским)? По-шекспировски красивы, но абсолютно не мотивированы все присяги героев друг другу. Даже когда Даарио входит в лагерь Дейенерис и отрубленные головы Меро и Прендаля бросает к её ногам, становясь перед ней на колени, клятва кажется слишком театральной, не верится, что Даарио сопричастен понятию верность. Даже несмотря на хорошую игру актёров.

Много секса из ничего

Большая удача сериала – баланс на грани порно. Впрочем, понятно, что создатели шоу учитывали нюансы. Которые могли просто не позволить попасть фильм на экраны даже в самых либеральных странах. Есть правила игры, которые не позволяют демонстрировать окончательно откровенные сцены. Но дело не в этике создателей, а в элементарных законах художественного пространства.

Кстати, пользуясь случаем, хочу внести свои пять копеек в затрёпанную дискуссию о разнице между эротикой и порнографией. Разница с моей точки зрения, как писателя, предельно простая: в эротическом произведении половой акт описывается для воздействия на героя, а в порнографическом – на читателя.

Что касается создателей «Песни Льда и Пламени» и «Игры престолов», то они прибегают в произведениях к достаточно архаичным приёмам первой половины прошлого века. Используя фрейдистские методы психологии, которые оперируют исключительно сексуальным желанием и страхом смерти, они насыщают произведение сексом и убийствами, причём именно сцены половых актов и расчленений формируют сюжет, а не наоборот. Вспомните финал самой первой серии саги – он полностью подтверждает наш тезис.

Мёртвые

48 эпизод сериала (восьмой эпизод пятого сезона) считается лучшим. Это действительно так, ведь эпизод «Hardhome» содержит ключ к основному художественному принципу современных сериалов вообще.

В эпизоде при погрузке кораблей на людей Джона Сноу и одичалых нападает войско ледяных мертвецов –белых ходоков. Стены, окружающие Суровый Дом, падают из-за стаи белых ходоков, многие одичалые и друзья Сноу гибнут, Джону и его союзникам приходится бежать. Джон отплывает, а с берега ему в глаза смотрит лидер мертвецов – Король Ночи. Джон с ужасом смотрит, как Король Ночи, поднимает руки и оживляет убитых, включая Карси и многих друзей Джона из Ночного Дозора, в качестве новых упырей войска мертвецов.

Точно так, как убитые герои становятся под властью Короля Ночи бойцами войска упырей, так один за другим можно писать эпизоды подобных шоу. Например, герой не способен любить, но способен изнасиловать. В следующей серии – убить изнасилованную возлюбленную героиню. В следующей – заняться сексом с её трупом, в следующей – сделать её ожившей мёртвой, в следующей – она убьёт его самого, потом – оживит… и т.д. и т.п.

В этом году выходит восьмой сезон «Игры престолов», якобы последний, но «нет предела совершенству». Кстати, общий бюджет шоу – более ста миллионов долларов. Стоит ли оно того? – не знаю. Но такова цена.

Максим ГАЗИЗОВ

______________________________________________________________________

Присоединяйтесь к МИА Новороссия в Facebook, ВКонтакте, Twitter, Google+, Одноклассники, Feedly и через RSS, чтобы быть в курсе последних новостей.

______________________________________________________________________
Дорогие друзья!

Если вы хотите поддержать коллектив Молодежного Информационного Агентства «НОВОРОССИЯ», просьба отправлять переводы на Яндекс-Кошелек: 410014056051536

Мы благодарим Вас за проявленный интерес и Вашу поддержку!
______________________________________________________________________
comments powered by HyperComments