Советско–финская война: необходимый упреждающий удар

12 марта 1940 года в Москве представителями правительств Советского Союза и Финляндии был подписан договор о прекращении военных действий. Продлившаяся три с половиной месяца Зимняя (Советско-финская) война, была окончена. Война, о которой долгое время замалчивалось. Война, во многом ещё неизвестная и неисследованная.


С молчаливого согласия большинства отечественных историков советско–финская война стала белым пятном в истории Советской Империи и её армии. Тема советско-финского конфликта уже с середины восьмидесятых годов минувшего века стала весомым козырем в руках выплывших на волне перестроечной «гласности» русофобских псевдоисториков. Помнится, как в то не столь далёкое время в нашем обществе стало модным и востребованным яростно критиковать свою страну и свою историю. Частные разговоры о том, что «это всё не то», подкреплялись регулярными публикациями «прогрессивных исследователей». Они, в свою очередь, выдавали в своих «научных трудах» немыслимые цифры советских потерь в людях и технике, обвиняли в бездарности и самодурстве советских командиров. К слову сказать, это относилось как к периоду Зимней войны, так и к трагическим событиям первых месяцев Великой Отечественной. Автору не хотелось бы показаться читателю совершеннейшим глупцом,  до сих пор не сознающим фатальные ошибки военного и партийного руководства  нашей страны. Однако, господа, это была НАША страна, и её история остаётся НАШЕЙ со всеми её ошибками, победами, подвигами и поражениями. А посему, она заслуживает уважения.

Начав войну с Финляндией, СССР в декабре 1939 года был исключён из Лиги Наций — своего рода предтечи сегодняшней ООН: «цивилизованный мир» поспешил объявить Советскую Россию агрессором. Очень своеобразный подход столь влиятельной организации к критериям отбора на роль агрессора удивлял неоднократно: так, восьмая статья соглашения Лиги Наций ставила перед ней задачу сокращения вооружений к минимальным объёмам. Что же происходило на самом деле? Франция отказывалась уменьшать свои вооружения без гарантии военной помощи ей. Великобритания наращивала свой и без того внушительный флот и активно разрабатывала новейшие типы самолётов и авианосцев. Турция методично отслеживала действия противоборствующих сторон, выбирая, с каким военно-политическим блоком ей по пути, не забывая в свою очередь наращивать численность армии. Болгарию, которая являлась членом Лиги с 1920 года, никто и не подумал исключать, несмотря на то, что она присоединилась в 1941 году к Берлинскому пакту. Именно Болгария предоставила немецким войскам свою территорию для вторжения немцев в Югославию и впоследствии оккупировала Македонию и Северную Грецию.

Советский Союз был объявлен агрессором, даже несмотря на то, что абсолютно все попытки урегулирования конфликта мирным путём исходили именно от советского правительства. До начала военных действий посольство СССР в Хельсинки заявляло финнам «о настоятельной необходимости улучшения советско-финских отношений».  СССР гарантировал неприкосновенность Финляндии и её морских границ, брал обязательство оказать помощь против какой-либо агрессии вплоть до военного вмешательства. Фактически это было предложение, направленное на принятие Советского Союза как союзника Финляндии.

Финны, в свою очередь, в 1920-30 годы тесно сотрудничали с военными ведомствами Германии, Швеции, США и Англии. Именно на английские и американские деньги строились неприступные укрепления «Линии Маннергейма». В первой половине 1939 года экспортно-импортный банк США предоставил Финляндии заём в 10 миллионов долларов. Кроме того, финансирование Финляндии нашими будущими союзниками по Антигитлеровской коалиции не прекращалось на всём протяжении советско-финского конфликта. Германия, в свою очередь, активно торговала с Финляндией оружием. Многим специалистам по стрелковому оружию хорошо известна финская лицензионная переделка немецкого пехотного карабина Мauser 98К. Не отставали от немцев шведы и датчане. Последние в солидных количествах поставляли финнам свой ручной пулемёт Madsen, шведы – пулемёт Karl Gustaf.

Тогдашняя угроза для СССР  не высосана из пальца. Она действительно была. Как признавал бывший германский посланник в Хельсинки Блюхер, при встрече руководителей финского правительства и начальника генерального штаба немецких сухопутных войск Гальдера, последний «потребовал от финнов не уклоняться от проводимого ими антисоветского курса».

Советское правительство до последнего использовало возможность договориться с финнами на дипломатическом уровне. СССР предложил Финляндии отодвинуть на несколько десятков километров границу на Карельском перешейке в обмен на большую по площади территорию в Советской Карелии, а также сдать советской стороне в аренду участок финской территории у входа в Финский залив для создания здесь советской военно-морской базы. Условия, предлагаемые советской стороной, определённо можно назвать выгодными для Финляндии. Однако её руководству эти предложения показались невыполнимыми. В октябре 1939 года очередные переговоры в Москве были сорваны, а уже к концу ноября правительство страны Суоми провело всеобщую мобилизацию. Государственный секретарь США Хэлл «благодарил Финляндию за её твёрдую позицию».

Можно с уверенностью сказать, что в сложившейся обстановке начала Второй Мировой войны руководство Советского Союза прекрасно понимало стратегически выгодное положение Финляндии как плацдарма для дальнейшего броска на СССР.  Необходимо было во чтобы то ни стало обезопасить северо-западные подступы к Ленинграду, а также защитить единственный незамерзающий северный порт Мурманск.

Финны сознательно довели ситуацию до критической. 30 ноября 1939 года советские войска начали боевые действия. Жителям Финляндии ничего не оставалось, кроме как надеяться на помощь суровой зимы и своих западных партнёров – Англии и Франции. В то самое время, когда в лесах Карелии начались военные действия, части французской армии и соединения Британского экспедиционного корпуса застыли в судороге «странной войны» у западных границ гитлеровского Рейха. В это время главный информационный орган французской элиты – газета «Тан» писал: «Сначала надо направить франко-английский флот к побережью Ледовитого океана для блокады Мурманска… затем надо высадить недалеко от Петсамо франко-английские сухопутные войска… Они должны действовать вместе с финляндскими войсками… Одновременно с интервенцией в Финляндии необходимо предпринять диверсионную операцию в другой части колоссальной советской империи. Районом, непосредственно напрашивающимся для такой операции, является Чёрное море, куда имеют доступ военные суда союзников».

Данное заявление глашатаев французской власти опиралось на хорошо спланированные военные планы военных ведомств Англии и Франции. 19 декабря 1939 года их высший совет вынес единогласное решение – подготовить нападение на Советский Союз. На следующий день французский полковник, представитель Генерального штаба ВС Франции Ганеваль вылетел из Парижа в Финляндию. Его целью была координация совместных союзнических действий в боевых действиях против СССР.

Учитывая тот факт, что в это же самое время армии Франции и Великобритании находились в состоянии войны с Германией, и соответственно их правительствам и верховным военным кабинетам, казалось бы, было чем себя занять. Совершенно логично следовало бы подумать об угрозе германского вторжения. Однако на линии так называемого фронта на франко-германской границе продолжалось вялотекущее «противостояние» «странной войны». С французской стороны создание видимости военных действий сводилось к футбольным товарищеским матчам между подразделениями на «линии Мажино» (к слову – французским командованием целенаправленно была закуплена большая партия футбольных мячей). Кроме того «боевой дух» французских войск периодически поддерживался дегустацией винных погребов северо-западных районов Франции.

С общим усилением армейских частей в северо-восточных районах Франции союзники не спешили. Между тем, уже 16-го января 1940 года план военного вмешательства в советско-финский конфликт был окончательно готов. Этот военный документ предусматривал переброску английских и французских войск на территорию Финляндии через Швецию и Норвегию.

Впоследствии, по итогам катастрофы во Франции в мае-июне 1940 года,  французский премьер-министр Даладье был вынужден признать, «что тысяча танков, предназначавшихся «для других целей», в момент гитлеровского вторжения оставалась на складах и «не была использована в решающий момент боевых действий». Речь идет о тех самых французских танках, которые в мае – июне 1940 года достанутся немцам в качестве «жирного» трофея. В дальнейшем эти боевые машины сослужат добрую службу гитлеровским панцерваффе (танковые части Германии) на полях сражений первого периода войны на Восточном фронте (июнь – сентябрь 1941 года).

Уже к 5 февраля 1940 года (историки называют этот период пиком «странной войны») Англия и Франция на самом высшем уровне приняли решение послать экспедиционные войска «на помощь сражающейся Финляндии». Их численность изначально составляла 100, а затем (к концу февраля 1940-го) 150 тысяч человек. Ещё раз напомним – Англия и Франция находились в состоянии войны с Германией!

Одновременно с подготовкой боевых действий против Советского Союза на севере, компетентные кабинеты Лондона и Парижа активно готовили для него удар с юга. На генерала Гамелена и адмирала Дарлана была возложена миссия разработки плана «непосредственного вторжения на Кавказ». Эта операция, известная истории как «Южный план», предусматривала нападение на Советский Союз со стороны Балкан и Ближнего Востока.

Вместо того, чтобы организовать действенные меры по отражению гитлеровской агрессии, французы и англичане были обеспокоены положением на Советско-финском фронте. 11 марта 1940 года британский премьер Чемберлен заявил: «… в случае обращения правительства Финляндии с просьбой об оказании дальнейшей поддержки они немедленно придут на помощь финнам всем, чем возможно».

Помощь выразилась в поставленных 101-м английском самолёте, 314 орудиях и большом количестве боеприпасов. Французы передали финской армии 179 самолетов, 472 тяжёлых орудия, 5 000 пулемётов, снаряды, патроны, амуницию. США помогли финским войскам 10 тысячами винтовок. Но помощь была не только материальной. На стороне финских войск выступили шведы в составе Шведского добровольческого корпуса, венгры (отряд Сису более 700 человек),  американцы (около 300 человек), граждане Великобритании, Эстонии, а так же русские белоэмигранты из Русского Обще-Воинского Союза. Финляндия всерьёз рассчитывала на прямое вмешательство в этот конфликт своих западных благодетелей. Советские дипломаты в Лондоне отмечали, что «правительство Великобритании имеет желание поддержать Финляндию с целью примирения с Германией» и направления Гитлера на Восток. Финские союзники  сильно замешкались с открытием общего фронта против СССР. Когда общие предложения и интересы Англии и Франции окончательно совпали и был назначен день решающего координационного совещания, разочарованные представители страны Суоми уже согласились подписать с официальной Москвой мирный договор.

Советско-финскую войну часто называют неудачей Советского Союза. Существует большое количество публикаций, посвящённых критическому анализу действий частей Красной Армии в этом военном конфликте. В исследованиях подобного рода часто звучат большие цифры советских потерь. Потери же финской стороны зачастую не упоминаются. Кроме того, в этих работах редко встретишь рассказ о победах советских частей на советско-финском фронте. Рассказывают исключительно о «тяжёлых потерях» и бездарных командирах. Таким образом, у наших соотечественников формируется восприятие того, что война с Финляндией – это ещё одна большая неудача советской «Империи Зла». Тогда каким образом финны, в конечном счёте, подписали с СССР мирный договор, по итогам которого теряли свои территории на Карельском перешейке и в Карелии? Ответ на данный вопрос прост. Решающим фактором, заставившим Финляндию принять условия советской стороны, стало успешное наступление Красной Армии на Карельском перешейке. Мы не будем кривить душой, явные неудачи советских войск в этой войне действительно были. Однако были и победы, главной из которых стал решающий штурм финской обороны «Линии Маннергейма».

В завершении хотелось бы отметить — советско-финский конфликт был неизбежен. Руководство Советского Союза оказалось вынужденным в сложившейся обстановке дать своим войскам приказ на упреждающий удар по Финляндии. Этого требовали интересы нашей страны. И неизвестно, как завертелось бы колесо истории, если бы советские войска не выиграли в той войне или промедлили.

Дмитрий ВЯЗОВ

 

______________________________________________________________________

Присоединяйтесь к МИА Новороссия в Facebook, ВКонтакте, Twitter, Google+, Одноклассники, Feedly и через RSS, чтобы быть в курсе последних новостей.

______________________________________________________________________
Дорогие друзья!

Если вы хотите поддержать коллектив Молодежного Информационного Агентства «НОВОРОССИЯ», просьба отправлять переводы на Яндекс-Кошелек: 410014056051536

Мы благодарим Вас за проявленный интерес и Вашу поддержку!
______________________________________________________________________
comments powered by HyperComments