Сегодня, четверть века спустя, события 19–21 августа 1991 г. постепенно начинают стираться из памяти. Тем не менее, при их кажущейся сверхреалистичности, они оставили после себя горький привкус скорой катастрофы под названием «разрушение СССР». Проще, ирреальности этого, казавшегося многим невозможного и ненужного сценария, запущенного горбачёвской «перестройкой», и завершившегося антиконституционным и позорным «беловежским сговором» элит некогда великой страны с «передовой демократией» планеты. Иначе — ликвидацией СССР.

При этом некоторые наблюдатели и эксперты резонно полагают, что созыв и сама деятельность ГКЧП были последним шансом удержать ситуацию в стране от скорого и неминуемого распада. Шансом неудачным, не приведшим к перелому, но зато открывшим Б. Н. Ельцину, на тот момент — председателю Верховного Совета РСФСР, дорогу к вершине российской власти. И, кроме того, шансом, который был квалифицирован как рецидив коммунистического тоталитаризма на пути к чаемой народами великой страны безграничной «свободе». Так чем же на самом деле был ГКЧП? Этот вопрос резонен и двадцать пять лет спустя.
1. Для предотвращения развала Союза Советских Социалистических Республик 18 августа 1991 г. в Москве, на основании ст. 127-3 Конституции СССР и ст. 2 Закона СССР «О правовом режиме чрезвычайного положения…» была создана структура под названием ГКЧП (Государственный комитет по чрезвычайному положению). В него вошли: Г. И. Янаев — вице-прези- дент СССР, а «в связи с невозможностью по состоянию здоровья исполнения Президентом СССР М. С. Горбачёвым своих обязанностей… на основе ст. 127-7 Конституции СССР» (Правда от 20.08.1991), исполнявший обязаннос- ти Президента; В. С. Павлов — премьер-министр СССР; Д. Т. Язов — министр обороны СССР; В. А. Крючков — пред- седатель КГБ СССР; Б. К. Пуго — министр внутренних дел СССР; О. Д. Бакланов — первый заместитель предсе- дателя Совета Обороны СССР; А. И. Тизяков — президент Ассоциации государственных предприятий и объектов промышленности, строительства, транспорта и связи СССР; В. А. Стародубцев — председатель Крестьянского союза СССР.

2. Естественно, созыв ГЧКП — экстренная, необходимая, но весьма запоздалая мера. Дело в том, что системный кризис, вызванный «реформами» М. С. Горбачёва, охватил практически весь жизненный цикл советского общества: партийные, государственные, производственные (воспроизводственные), военные, технические, культурные, бытовые и личностные аспекты. Показателем этого кризиса являются не только объективные показатели падения экономических показателей (темпы роста ВНП снизились в годы XII пятилетки (1986–1990) до 2,4% в год (против 4,8% в годы X и 3,7% в годы XI пятилетки), а в 1990 г. стали вообще отрицательными; на рубеже 1980–1990-х гг. ситуация в советской экономике стала критической; с прилавков исчезли даже товары и продукты питания первой необходимости; к началу 1991 г. над страной нависла реальная угроза полномасштабного голода; из-за рубежа в СССР начала поступать продовольственная гуманитарная помощь; к этому времени советским правительством уже был потерян контроль над экономикой государства, в результате целого ряда причин, что обернулось для страны ускорением распада Советского Союза), но и наступившая идеологическая импотенция. Речь идёт о профессиональной и нравственной деградации партийно-номенклатурной верхушки страны, которая в полной мере проявилась в ходе работы пленума ЦК КПСС, состоявшегося 24–25 апреля 1991 г. и ставшего, по сути, последним. Его повестка дня была посвящена единственному вопросу — о выборе пути развития СССР. В качестве антикризисной модели был предложен китайский «образец», где управление осуществлялось посредством экономических (рыночных) инструментов при сохранении сильной государственной власти, но сугубо на законных основаниях. На пленуме состоялась полемика, в ходе которой Горбачёв (сторонник Дэн Сяопина) заявил о своей отставке с поста Генерального секретаря ЦК КПСС. Не согласные с его линией упросили Горбачёва остаться на «капитанском мостике». И дело приняло катастрофический оборот, главным образом потому, что советские руководители перестали вообще понимать реальность. Главное, они перестали понимать страну, в которой жили и работали…

На этом фоне быстро оформилось и пошло в рост альтернативное горбачёским художествам «демократическое» движение, возглавляемое Б. Н. Ельцыным, который с 12 июля 1991 г. стал законно избранным Президентом РСФСР. Между тем в него были вовлечены такие персонажи как А. Н. Яковлев, Э. А. Шеварнадзе, А. Б. Собчак, Г. Х. Попов, Г. М. Старовойтова и другие, к тому времени покинувшие ряды КПСС и демонстративно перешедшие на антисоветские позиции. При этом, большая часть советского общества — кто с любопытством, кто с подражанием, кто с восторгом — стала внимать лидерам тарана СССР.
3. Сам призыв «путчистов» был конвертирован в телеобращение и два текста (один из них — программный: «Обращение к советскому народу Государственного комитета по чрезвычайному положению в СССР», другой — идеологический: «Слово к народу»), адресованных гражданам СССР. Оба они обрисовывали социально-исторический тупик, в который завели советское общество М. С. Горбачев и его команда реформаторов. Но они же генерировали минимальный проект мер, призванных обеспечить сохранность государства. С другой стороны, в текстах содержался важный патриотический призыв, нацеленный не только на членов КПСС, ВЛКСМ, Профсоюзов, но и на широкие слои советского общества.

Так, в первом тексте фиксируется следующее: «Воспользовавшись предоставленными свободами, попирая только что появившиеся ростки демократии, возникли экстремистские силы, взявши курс на ликвидацию Советского Союза, развал государства и захват власти любой ценой. Растоптаны результаты общенационального референдума о единстве Отечества. Ни сегодняшние беды своих народов, ни их завтрашний день не беспокоят политических авантюристов. Создавая обстановку морально-политического террора и пытаясь прикрыться щитом народного доверия, они забывают, что осуждаемые и разрываемые ими связи устанавливались на основе куда более широкой народной поддержки, прошедшей к тому же многовековую проверку историей… Каким быть общественному строю, должен решать народ, а его пытаются лишить этого права». Помимо этого, авторы воззвания к соотечественникам отметили деградацию внутриполитической и внешнеполитической ситуации. Внутренняя обстановка в стране характеризуется следующим образом: «Кризис власти катастрофически сказался на экономике. Хаотичное, стихийное скольжение к рынку вызвало взрыв эгоизма — регионального, ведомственного, группового и личного. Война законов и поощрение центробежных тенденций обернулась разрушением единого народнохозяйственного механизма, складывавшегося десятилетиями. Результатом стало резкое падение уровня жизни подавляющего большинства советских людей, расцвет спекуляции и теневой экономики». В свою очередь, внешняя обстановка определена как проекция вовне внутриполитических процессов: «Углубляющаяся дестабилизация политической и экономической обстановки в Советском Союзе подрывает наши позиции в мире. Кое-где послышались реваншистские нотки, выдвигаются требования о пересмотре наших границ. Раздаются даже голоса о расчленении Советского Союза и о возможности установления международной опеки над отдельными объектами и районами страны. Такова горькая реальность. Ещё вчера советский человек, оказавшись за границей, чувствовал себя достойным гражданином влиятельного и уважаемого государства. Ныне он — зачастую иностранец второго класса, обращение с которым несёт печать пренебрежения либо сочувствия».

Отсюда проистекает ряд мер, направленных на кардинальное исправление ситуации внутри и вовне страны: «Нашей первоочередной заботой станет решение продовольственной и жилищной проблем. Все имеющиеся силы будут мобилизованы на удовлетворение этих самых насущных потребностей народа». А далее следует апелляция к сознанию советских граждан: «Мы призываем рабочих, крестьян, трудовую интеллигенцию, всех советских людей в кратчайшие сроки восстановить трудовую дисциплину и порядок, поднять уровень производства, чтобы затем решительно двинуться вперед. От этого зависит наша жизнь и будущее наших детей и внуков, судьба Отечества». «Мы являемся миролюбивой страной и будем неукоснительно соблюдать все взятые на себя обязательства. У нас нет ни к кому никаких притязаний. Мы хотим жить со всеми в мире и дружбе, но мы твёрдо заявляем, что никогда и никому не будет позволено покушаться на наш суверенитет, независимость и территориальную целостность. Все попытки говорить с нашей страной языком диктата, от кого бы они ни исходили, будут решительно пресекаться». И наконец, в «Обращении» содержится следующий призыв: «Бездействовать в этот критический для судеб Отечества час — значит взять на себя тяжёлую ответственность за трагические, поистине непредсказуемые последствия. Каждый, кому дорога наша Родина, кто хочет жить и трудиться в обстановке спокойствия и уверенности, кто не приемлет продолжения кровавых межнациональных конфликтов, кто видит своё Отечество в будущем независимым и процветающим, должен сделать единственно правильный выбор… Призываем граждан Советского Союза осознать свой долг перед Родиной и оказать всемерную поддержку Государственному комитету по чрезвычайному положению в СССР, усилиям по выходу страны из кризиса».

4. Одним из ключевых вопросов произошедшего в августе 1991 г., был вопрос о том, способна ли «полумёртвая» (В. Г. Распутин) коммунистическая идеология предложить обществу и государству адекватную рецептуру содержательной коррекции начатого М. С. Горбачевым и его сподвижниками курса? Более того, на фоне целого ряда альтернативных в мировоззренческом и идеологическом плане проектов типа солженицынского «Как нам обустроить Россию?» и некоторых других. В этой связи показательно «Слово к народу» (от 23.07.1991 г.), под которым стоят подписи Юрия Бондарева, Юрия Блохина, Валентина Варенникова, Эдуарда Володина, Бориса Громова, Геннадия Зюганова, Людмилы Зыкиной, Вячеслава Клыкова, Александра Проханова, Валентина Распутина, Василия Стародубцева, Александра Тизякова. На полях замечу, что не все из подписавшихся сохранили верность этому «Слову».

Тем не менее, в «Слове» обращают на себя внимание такие положения: «Сплотимся же, чтобы остановить цепную реакцию гибельного распада государства, экономики, личности; чтобы содействовать укреплению Советской власти, превращению её в подлинно народную власть, а не в кормушку для алчущих нуворишей, готовых распродать всё и вся ради своих ненасытных аппетитов; чтобы не дать разбушеваться занимающемуся пожару межнациональной розни и гражданской войны. Не пожалеем сил для осуществления таких реформ, которые способны преодолеть невыносимое отчуждение человека от власти труда, собственности, культуры, создать ему достойные условия для жизни и самовыражения… Наше движение — для тех, кому чужд разрушительный зуд, кто горит желанием созидать, обустраивать наш общий дом, чтобы жили в нём дружно, уютно и счастливо каждый народ, большой и малый, каждый человек и стар и млад. Не время тешить себя иллюзиями, беспечно надеясь на прозорливость новоявленных мессий, с лёгкостью необыкновенной сулящих нам то одну, то другую панацею от всех бед. Пора отряхнуть оцепенение, сообща и всенародно искать выход из нынешнего тупика. Среди россиян есть государственные мужи, готовые повести страну в неунизительное суверенное будущее. Есть знатоки экономики, способные восстановить производство. Есть мыслители, творцы духа, прозревающие общенародный идеал». И в качестве итога: «Советский Союз — наш дом и оплот, построенный великими усилиями всех народов и наций, спасший нас от позора и рабства в годины чёрных нашествий! Россия — единственная, ненаглядная! — она взывает о помощи».

Собственно этот пламенный призыв опирался на итоги Всесоюзного референдума, состоявшегося 17 марта 1991 г. и на котором 74% советских граждан высказалось за сохранение Союза Советских Социалистических Республик. Однако к лету 1991 г., опираясь на конституционную норму о праве союзных республик на свободный выход из состава СССР, некоторые лидеры начали ставить вопрос о предоставлении полной самостоятельности. Возник сюжет под названием «Новоогаревский процесс», который должен быть завершён подписанием нового Союзного договора, как раз предусматривавшего превращение СССР в федерацию суверенных государств. Проект нового Союзного договора был обнародован 17.08.1991 г., а на 20.08.1991 г. было намечено его подписание…

5. Естественно, что приведенный выше манифест заострял внимание на неспособности двух линий: Горбачева-реформатора, сторонника трансформированного до неузнаваемости социализма, в т. ч. в гибридные формы и Ельцина-реформатора, сторонника встраивания России и других республик в глобальное «открытое общество», справиться с накапливающимися актуальными проблемами страны, а тем более внятно обозначить вектор её развития. Разумеется, на фоне внешнеполитических инициатив Горбачёва, а именно свёртывания практики «холодной войны». На эту битву накладывалось личное противостояние Горбачёва и Ельцина, которое началось в 1987–1988 гг. а своего апогея достигло в 1991-м.

Сам «путч» имел некоторый сценарий: Горбачёв, уда лившийся на отдых 03.08.1991 г. на партийную дачу в Форосе, оставил «на хозяйстве» Г. И. Янаева. Тем временем, 17 августа В. А. Крючков проявил инициативу: он собрал партийно- хозяйственный и военный актив страны для активного противодействия беспринципности Горбачёва и авантюризму Ельцина. А именно: для объявления чрезвычайного положения в стране, что само по себе подразумевало спасение СССР, равно как и спасение социализма. На этом закрытом совещании было принято решение направить в Форос представительную делегацию (О. Д. Бакланова, В. В. Болдина, В. И. Варенникова, О. С. Шенина) с тем, чтобы убедить Горбачёва объявить чрезвычайное положение в стране. М. С. Горбачёв, между тем, категорически отверг это предложение. Гонцы вернулись с Фороса вечером 18 августа. Тем временем, по распоряжению В. А. Крючкова на форосской вилле были «отрезаны» средства связи, а проезд к аэродрому «Бельбек» был заблокирован. Однако это было сделано для того, чтобы не допустить слияния Горбачёва и Ельцина с их сторонниками в единую силу для борьбы с ГКЧП. После телеобращения ГКЧП Горбачёв начал сочинять своё «Обращение к народу, правительствам, государствам», пытаясь и самооправдаться, и оболгать «заговорщиков». Утром 21 августа с Горбачёвым связались по телефону и после этого к нему полетели вице-президент РФ А. В. Руцкой и премьер министр РФ И. С. Силаев. Они привезли «форосского пленника» в Москву…

6. Итак, «путч» имел свою столичную интригу и её периферийные отголоски. К середине дня 19 августа в Москву вошли поднятые по тревоге воинские части. Среди них было 300 танков (Кантемировская дивизия), 270 БМП (Таманская мотострелковая дивизия), 150 бронетранспортеров и 430 автомобилей. Формально им ставилась задача взятие под охрану телецентра в Останкино, Центрального телеграфа, ТАСС, радиостанции, ТЭЦ, мостов и других стратегически важных объектов. К «Белому дому» выдвинулся батальон 106 дивизии ВДВ под командованием генерала Лебедя. 20 августа стал наиболее важным с точки зрения самовыявления позиций сторон: ГКЧП и Ельцина плюс сторонников «демократической» ориентации. В Кремле было принято коллегиальное решение (спущенное Министерству обороны) о нейтрализации руководства РФ. Советский генералитет: Ачалов, Варенников, Громов, Калинин, Грачёв, Лебедь, Карпухин разработали план захвата «Белого дома» под кодовым названием «Гром». Но проработка этого и альтернативных планов показала, что действия военных могут привести к большим жертвам. Собственно командиры пяти штурмовых групп ответили отказом выполнять приказ. Считается, что этот факт стал началом развязки. Из ГКЧП вышел Бакланов, за ним — Тизяков, а руководство Москвы — Г. Х. Попов и Ю. М. Лужков однозначно приняло позицию Ельцина. Военная техника рассредоточилась по Садовому кольцу с целью взять под контроль все основные магистрали. На пересечении Садового кольца и проспекта Калинина в тоннеле состоялась стычка военных и протестующих, в результате которой погибли Комарь, Кричевский и Усов.
ejhdsfa4eGFD
Причём, фактом остаётся то, что именно сторонники Ельцина спровоцировали кровопролитие. Тем временем у «Белого дома» собралось по разным оценкам от 15 до 50 тысяч человек, которые соорудили баррикады и готовились к штурму. В самом же здании находилось около 400 человек, причём вооружённых разнообразным стрелковым оружием. В самом же «Белом доме», цитадели ельцинской демократии, был выработан «План Х» или «План противодействия путчистам». Но штурм так и не состоялся.

7. Непоследовательность и неподготовленность «путча» (а на самом деле — попытки партийных элит при поддержке вернуть страну на путь социалистического развития) сказались на судьбе страны. За неудачным «путчем» последовал «парад суверенитетов», Беловежский сговор 08.12.1991 г. и распад страны.

8. Разразившаяся в те дни в столице Советской империи трагедия стала в том числе и личной трагедией этих людей. Практически все они были осуждены и получили тюремные сроки. Позже оправданы.
Согласно официальной версии, сформулированной Б. Н. Ельцыным, а затем утверждённой Верховным Советом СССР, в стране был осуществлён государственный переворот, организованный группой заговорщиков. КПСС была запрещена во внесудебном порядке. Парадокс, но два с лишним года спустя, в октябре 1993 г., некоторые защитники «демократии по-ельцински» встанут на защиту того же Белого дома от посягательств на абсолютную власть Ельцина.

9. Общий урок тех событий 25-летней давности, несмотря на существующий в обществе до сих пор когнитивный диссонанс, извлечь нетрудно. СССР, с одной стороны, был предан собственными партийными элитами, а народ дезинформирован и демотивирован; с другой стороны, часть партийных элит вступила в сговор со стратегическим Противником; с третьей — партийно-хозяйственные элиты советских республик поспешили избавиться от этатизма и оформить свой суверенитет… Так, за последним вздохом советской империи наступила её смерть.

Дмитрий МУЗА

______________________________________________________________________

Присоединяйтесь к МИА Новороссия в Facebook, ВКонтакте, Twitter, Google+, Одноклассники, Feedly и через RSS, чтобы быть в курсе последних новостей.

______________________________________________________________________
Дорогие друзья!

Если вы хотите поддержать коллектив Молодежного Информационного Агентства «НОВОРОССИЯ», просьба отправлять переводы на Яндекс-Кошелек: 410014056051536

Мы благодарим Вас за проявленный интерес и Вашу поддержку!
______________________________________________________________________
comments powered by HyperComments