На Украине беженцы из Донецка вынуждены скрывать своё происхождение

Война разлучает. Иногда на время, иногда навсегда. По данным ГСЧС Украины от 21 декабря 2015 г., за период «АТО» только на территорию Украины переселился 1 900 000 жителей Донбасса и Крыма. Редакция «Новой Земли» решила пообщаться с нашими земляками, которые по тем или иным причинам до сих пор не вернулись домой. Мы предложили им ответить на ряд вопросов: когда и почему вы уехали; где вы сейчас и чем занимаетесь; как к вам относятся, и собираетесь ли вы вернуться домой? Подписывались опрошенные по своему усмотрению: либо настоящими, либо вымышленными именами.

К сожалению, опрос выехавших на территорию Украины, по сути, не состоялся – люди под разными предлогами отказывались от интервью даже когда мы, со своей стороны, гарантировали им полную конфиденциальность. Мы ещё раз официально её гарантируем всем нашим читателям, желающим принять участие в проекте – пишите нам.       

И последнее – никакой правке ответы не подвергались, мнение отвечающего может не совпадать с мнением редакции. Благодарим всех, принявших участие в опросе.  

***

Я уехал летом 2014 года в Москву, закончив учёбу в Донецке и поступив в аспирантуру в один из столичных вузов, соответственно, сейчас живу и работаю в Москве. Местные жители в целом относятся к нашим землякам хорошо и с пониманием. Моё отношение к дончанам, естественно, не изменилось: я любил и продолжаю любить свой город и его жителей. Конечно, в ближайшие годы хотелось бы вернуться в Донецк, и, конечно, хотелось бы, чтобы для этого не нужно было пересекать никаких границ, но спустя почти два года после начала «Русской весны» в это уже почти не верится.

Денис, Москва

***

Уехал в декабре 2015 г., по причине того, что жене предложили работу по специальности, а на месте альтернатив не было. Я на тот момент тоже уволился, поскольку фирма закрылась. Признаться, поначалу думал, что эта авантюра на два-три месяца. Работаю неофициально, разнорабочим. Жена уже успела одну работу сменить и с весны 2015 устроена официально, также по специальности.
Настроения в обществе от открыто прореспубликанских, до умеренно-сочувствующего «жителям Юго-Востока». Ярых сторонников курса новой «Украины» не встречал ни одного. Весной в центре города видел митинг: штук семь «яблочников» стояли с транспарантом «нет российским солдатам на Украине», или как-то так. Мало и неубедительно.
Отлично отношусь и отношу себя к жителям Донецка! Мнение не изменилось, разве что закрепилось. На данный момент в связи с оформлениями документов ездить домой практически возможности нет. К сожалению, для пребывания на территории РФ необходимо получать определенные статусы, которые предусматривают такие ограничения. И, попадая в этот процесс, человек, потратив уйму времени, становится перед выбором – бросить сразу или всё-таки «дожать» начатое.
Однозначно планирую вернуться – как только закончится оформление документов, позволяющих свободно пересекать границу. Конечно, назвать это «вернуться насовсем» было бы, по меньшей мере, легкомысленно, поскольку за время пребывания человек в городе укореняется, связывается какими-либо обязательствами. Однако появится хотя бы возможность быть в обоих городах и какая-то свобода самоопределения. Даже жена, которая полностью устроена, и всё у неё складывается в городе куда внятнее моего, категорически уверена, что вернётся. Может, немного позже меня.

                        Семён, Воронеж

***

 

Из Донецка я выезжала в августе 2015 года. У меня и в мыслях не было покидать его навсегда. На работе мне дали отпуск и я решила провести его на море, затем поехать к родственникам в Россию. Но из-за активных боевых действий в родном городе, я осталась в России переждать боевые действия и подзаработать. На данный момент я нахожусь в Брянске, о существовании которого, как мне кажется, не знает большая часть граждан Российской Федерации, несмотря на то, что Брянская область граничит как с Украиной, так и с Белоруссией. Что касается местных жителей, то скрывать тот факт, что я из Донецка мне не приходится. Но и упоминать как-то не хочется лишний раз, т.к. начинается разглагольствования на тему того, что Россия вам поможет; мы вас спасём; мы же с вами братья; мы вместе дадим хохлам по морде, спокойно сидя дома на диване. Что касается работы, то не сразу удалось найти своё место. Вроде бы «вас всех очень жалко, но и своих рабочих девать некуда». Отношение к мирным жителям Донецка и не менялось. Очень жаль тех, кому некуда идти, тех, у кого никого и ничего не осталось. Конечно, очень хочется вернуться домой. К нормальным людям в отличный город. Но пока там всё не успокоится как со стороны Украины, так и со стороны ДНР, придётся пожить здесь.

                  Алёна, Брянск

***

 

Из Донецка я уехал 28.06.14. в отпуск . В течении последующих двух недель до меня доходили новости о стрельбе , грабежах и т.п. (Не знаю, что из этого было правдой). Решил не возвращаться, когда узнал, что в кофейне в которой я работал, произошёл рейдерский захват, одного из коллег нашли мёртвым, а управляющий пропал без вести. Сейчас я проживают в Киеве. Работаю сервис-менеджером в сети ресторанов. Как бы смешно не звучало, за полтора года проживания в Киеве я познакомился только с тремя коренными киевлянами, все остальные приезжие. К дончанам в Киеве по-разному относятся. На своём опыте скажу, что всё хорошо и никаких плохих инцидентов не было. Скрывать, что я из Донецка пришлось только тогда, когда искал квартиру (не знаю почему, но дончанам под разными предлогами отказывают в аренде. В объявлениях так и пишут «не восток»). Донецк моя родина и к землякам моё отношение всегда было очень хорошее. Если и изменилось моё отношение к дончанам, то только в лучшую сторону. Тогда, полтора года назад, пришлось прыгать выше головы, чтобы обустроиться здесь. Жильё дорогое, продукты дорогие, всё дорого. Пришлось работать по 18 часов в сутки, что бы чего-то добиться. Сейчас могу сказать, что обустроился здесь лучше, чем тогда в Донецке. Домой хочется, но когда я туда вернусь, не знаю.

                 Инкогнито, Киев

***

 

Покинул Донецк в июле 2014 г., уезжал погостить в одну из стран СНГ, когда вернулся, в Донецке шли активные боевые действия. Не желая лезть на рожон, остановился на 2 месяца переждать в Мариуполе, ситуация только ухудшилась, работу в Донецке потерял, потому и двинулся в поиски.
Живу в Киеве, работаю. Местные жители — кто сочувствует, кто хает, но в основной массе всем безразлично. Переживают только, что донецкие рабочие места забирают. О том, что донецкий, не распространяюсь, но если спрашивают, не скрываю, проблем не вызывало. Да и Киев — это та еще сборная солянка.  Очень сочувствую землякам, понимаю, что  не смотря, на то, что они дома — им еще тяжелее чем нам в чужих городах. Я хотел бы вернуться в Донецк, но для этого необходимы стабильные рабочие места с приемлемым уровнем зарплаты, какой-то легальный статус Донецка, и возможность беспрепятственно легально перемещаться между Донецком и территорией Украины и других стран.

Егор, Киев

***

 

Выехал из Донецка в июле 2014 года. Из-за активных боевых действий. Проживаю в Ужгороде, работаю SEO-оптимизатором удаленно. Относятся по-разному. В основном, положительно. Некоторые — настороженно. С враждебным отношением сталкивался всего пару раз.  К дончанам хорошо отношусь. Понял, что это смелые люди, способные даже в экстремальных ситуациях принимать трезвые решения. Да, собираюсь вернуться. Когда в Донецке наладится инфраструктура (банки, почта, торговые центры) и начнут действовать законы мирного времени (будет отменен комендантский час, появятся полноценные органы охраны правопорядка и т.д.).

                Александр, Ужгород

***
Уехал я из Донецка в августе 2014 года, в разгар боевых действий и активного обстрела моего района. Проживаю в настоящее время со своей семьёй в Казани, республика Татарстан, РФ. Работаю по специальности — информационные технологии. Мы особо не афишируем, что мы из Донецка, но и совсем не скрываем этого — нас легко выдаёт наш южно-русский акцент. Люди интересуются, спрашивают, сочувствуют. И мы никакой агрессии в нашу сторону не заметили, хотя слышали от наших земляков, что некоторые из беженцев/переселенцев подпортили мнение о Донбассе бездельем, иждивением и пьянками. Но люди есть люди и везде есть паршивые овцы. Нам же, наверное, везёт, и мы встречаем хороших, добрых, достойных людей. Конечно, мы переживаем за судьбу Донбасса и его жителей. Следим за новостями, созваниваемся с друзьями и родственниками. Тем, кто нуждается, мы помогаем, высылаем помощь. Ведь и здесь, в РФ, нам тоже люди помогли на начальном этапе, после переезда, когда было особенно трудно. Спасибо им за это. А вот возвращаться мы пока не собираемся, т.к. у меня здесь хорошая работа. К сожалению, адекватной по возможностям и заработку работы в Донецке не осталось. На остальную часть страны под властью прозападной хунты не поеду, т.к. в будущее Украины в её нынешнем виде я не верю. Возможно, в будущем, когда всё наладится, я вернусь в родной Донецк жить, но пока об этом рано говорить.

           Павел, Казань

               

***

Выехали в последних числах июля четырнадцатого года сначала в Россию, к маме мужа.

Выехали потому, что начиная с 26 мая 2014 года, постоянно находились под обстрелами, проживали возле девятиэтажки в аэропортовском посёлке. Пережили самолёты, миномёты, грады, кассетные бомбы, и какую-то химическую дрянь, которая горела и нельзя её было потушить.

Не была бы гражданкой другой страны, матерью младших детей, которых надо было вернуть на родину, матерью старшего сына, который служит в армии в другой стране, то не уехала бы. Осталась бы в другом районе города. Но не в нашем доме. Не в нашем районе. Потому что страшно за детей.

Сейчас проживаю в Израиле. Работаю. Приехали еле живые, дети при виде самолётов падали на землю и забивались во все дыры. Вернулись сюда, к старшему сыну. Постоянно рассказываю о том, что произошло, чтобы знали правду. 99% относятся с пониманием. Некоторые плачут, когда показываю видео из Донбасса.

У большинства не выдерживают нервы. Большинство не знают правды, но подозревали что-то подобное.

Изредка попадаются русскоязычные, которые наслушались «Дождя» и родственников на Украине.

Они неадекватно реагируют. Отношусь сейчас к жителям Донецка с любовью, уважением и гордостью.

Целый день сижу на новостях и на связи с друзьями и родными. Переживаю. Я знаю, что моим друзьям в Донецке не просто тяжело, а очень тяжело. Молюсь за Донецк. Не прощу никогда то, что пришлось пережить. Изменилось ли отношение к жителям Донецка? Да, в лучшую сторону. Потому, что то, то, что было хорошим  — проявилось и усилилось в них. Вернуться? Да, без сомнения, но не могу пока, надо кормить детей и больную маму, надо много работать. Но на постоянку вернуться не смогу. У нас в Израиле тоже каждый день гибнут люди. Не такая страшная война, как в Донецке, но правда тоже наружу не выходит. Я не смогу оставить людей, которые спасли моих детей. Донбасс – моя родина, но родина моих детей и предков – здесь. Этот выбор никак не связан с материальным положением, потому что в Донецке оно было лучше. Просто моё место здесь. Есть такое выражение в иврите: «Летакен эт а олам» —  «Совершенствовать этот мир». Каждый должен делать это там, где его народ, где его судьба, его земля и его место.

Анастасия, Израиль

***

Летом 2014 года из-за обстрелов уехала с детьми. Этим летом к нам присоединился муж, который был в ополчении. Живу в Евпатории, занимаюсь детьми. Летом работала, сейчас не могу – некуда деть 5-летнюю дочь, т.к. садика нет, а старший сын в школе. Муж с друзьями сколотили бригаду и «равшанят-джамшутят», как они сами шутят, в Краснодаре, чтобы мы могли здесь жить.

Люди хорошо относятся, с сочувствием  и пониманием. А вот представители власти стараются нас отфутболить, говорят, что беженцев в Крыму нет. Очень хорошо отношусь к людям из Донбасса, у нас замечательные люди – добрые, трудолюбивые, чуткие. Очень скучаю за всеми, кто уехал и кто остался. К ним особое отношение. Люблю земляков, горжусь ними и каждый день молюсь, чтобы у них было всё хорошо. Раньше была уверена, что скоро вернемся. А теперь на распутье. Старший сын заканчивает школу, надо поступать в ВУЗ. Найти дома работу даже с маленькой зарплатой практически нереально. Предприятие, где я работала, уехало в Днепропетровск, для меня это совсем не вариант. И у мужа там ни работы, ни перспектив. Для возвращения надо, чтобы война закончилась за нашими границами и нашей победой.

 

Екатерина, Евпатория

 

***

 

В декабре 2014 года уехали по настоянию родителей. Как показало время, родители оказались правы. Живем в Сургуте. Оба работаем. Оформлено временное убежище. Стали участниками программы «Соотечественники». В апреле 2015 года мне исполнилось 25 лет, и с этого момента мой украинский паспорт стал недействительным, потому что для вклеивания фото необходимо ехать на Украину, а это практически нереально. Поэтому решили стать участниками программы и в дальнейшем получить российское гражданство. Никогда не скрывала, что из Донбасса. Здесь много наших земляков и со времен Советского Союза, они (или их родители) строили этот город, много и приехавших в связи с нынешними событиями. Местные жители относятся к нам хорошо. И в ФМС, центре занятости, в других органах власти тоже хорошее отношение, нет особых очередей, можно задать вопрос любому специалисту, донести документ, если сразу его нет. Не отфутболивают, как рассказывают, в других городах бывает. В Сургуте мы себя чувствуем вполне комфортно. В Донецке осталось очень много моих друзей. Я их люблю, скучаю за ними и всегда переживаю, когда снова начинаются боевые действия. Они мне стали еще дороже сейчас.

Мы обязательно вернемся! Мы бы и не уезжали, если бы не придумали все эти «мински», которые все равно не соблюдаются. Но обстрелы не прекращаются, работы нет, жить не на что, перспектив – ноль. Для возвращения надо, чтобы наши ребята-ополченцы выгнали всех укронациков за территорию ДНР. Чтобы была Новороссия, как и хотели люди в мае 2014 года, когда шли на референдум.

Оксана, Сургут

 

P.S. По официальной статистике ДНР, в Донецк вернулось довоенное количество жителей. Эта цифра высчитана из наиболее объективного показателя – по продажам хлеба. Разумеется, это совсем другие люди – жители оккупированной территории, для которых реалии нацистской Украины оказались невозможными, бойцы армии Донецкой Народной Республики и их родственники, добровольцы из других стран, в первую  очередь – из России. Не наше дело судить тех, кто покинул свой город, но одно можно сказать однозначно – сейчас здесь живут только те, кто связал себя с Донецком навсегда. При любых обстоятельствах. Именно это и является гарантией нашей общей Победы.

______________________________________________________________________

Присоединяйтесь к МИА Новороссия в Facebook, ВКонтакте, Twitter, Google+, Одноклассники, Feedly и через RSS, чтобы быть в курсе последних новостей.

______________________________________________________________________
Дорогие друзья!

Если вы хотите поддержать коллектив Молодежного Информационного Агентства «НОВОРОССИЯ», просьба отправлять переводы на Яндекс-Кошелек: 410014056051536

Мы благодарим Вас за проявленный интерес и Вашу поддержку!
______________________________________________________________________
comments powered by HyperComments